09.07

Очередное пополнение матчасти и некоторые изменения правил. Не пропустите новинки!.

27.05

Добавлена информация о работе в "Лире" и вне корпорации для репликантов.

19.05

Масштабное пополнение матчасти форума.

Жизнь в Новом Дамносе

Киберпанк, NC-21

Они хотели возвести на этой земле новый рай, но в итоге получили лишь Город Грехов. Они думали, что смогут уйти от войны, но заперлись от неё в городе, где война — сама суть. Война корпораций. Сменяющееся торжество сильнейшего над сильнейшим. Поверженного над поверженным. За силу. За власть. За знание. За еду. За жизнь. На каком бы уровне Нового Дамноса ты бы не оказался — ты борешься. Ты вынужден бороться.

Линфред
Линфред
Куратор корпорации «Лира» и полицейского департамента
Связь: Discord Linfred#1387
Иерихон
Иерихон
Куратор корпорации «Икар»
Связь: Discord Zastyp#1227
Паук
Паук
Куратор корпорации «Небула» и псиоников
Связь: Discord Anansi#3680
Саманта
Саманта
Куратор гетто
Связь: Discord Trin#6387
Вверх страницы
Вниз страницы

Жизнь в Новом Дамносе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Human junk

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Дата эпизода и район: 16.10.2199
Участники: Эм, Отвёртка
Краткое описание эпизода: как известно, самые приятные знакомства обретаются на самых неприглядных свалках при самых ироничных обстоятельствах. Ну, если вы живете в гетто, конечно, и умеете отличить свалку от других его местечек.
Предупреждения: -

+1

2

Отличить хоть несколько облагороженный район от свалки довольно-таки легко. Легко отличить от свалки вообще что угодно, разве что, кроме еще одной такой свалки. А между понятием «гетто» и «огромная помойка» можно было поставить жирный знак равенства. Отходы человеческой жизнедеятельности, металотходы, люди-отходы. Сплошной никому не нужный мусор. Жителям Нижнего уровня жилось далеко не сладко, но их ноги не утопали в отходах постоянно – Эйприл долго привыкала к унылым и однообразным ландшафтам убежища изгоев, но еще дольше смирялась с ним. Смирялась и с постоянным смогом, отсутствием хоть какой-нибудь еды, постоянно приставленным к глотке ножом. Выжить здесь было сложно, но возможно. Тем более, если иного выбора у тебя и не было теперь особо.
Стерпится слюбится, как часто любили говорить призраки прошлого в голове Мур – когда-то бывшие людьми, они теперь не давали ей покоя, особенно ночами. Особенно на голодный желудок. И еще много-много таких вот «особенно», делающим тебя жестоким и беспринципным, злым и обиженным на весь этот чертов мир.
День был обычным, ничем не приметным. Особых дел не намечалось, в банде царило спокойствие и относительный штиль на фронте гадких делишек – тащить пока что было неоткуда. В такие дни Эм не любила оставаться с остальными, предпочитая уходить куда-нибудь подальше. Все еще не до конца смирившаяся, она была уверена, что люди отсюда ей не ровня хоть бы и потому, что уровень полета их сборища был слишком разительно отличающимся от ее. У местных шаек не было принципов (Эм не удивилась бы, застань однажды их за поеданием полуразложившегося товарища, честное слово, ни капли бы не удивилась), в то время как аферисты – аферисты, а не бандиты! – отличались вот от этого сброда. Они не крысили, не были готовы рвать друг друга ради наживы. Эти же выродки объединялись в стаи, но никогда до конца не расслаблялись в обществе друг друга, предпочитая лишний раз перестраховаться.
Поговаривали, что у тех же Богомолов было иначе – Эйприл знавала пару людей из их числа, благо, имплантаты располагали к подобным связям – и что, дескать, в больших сборищах больше дорожат каждым членом. На счет этого были большие сомнения. Проверять же как-то не особо тянуло.
Эм усмехается собственным тяжелым мыслям. Останавливается на относительно ровном участке, оглядываясь по сторонам. Здесь почти не увидеть лиц – Мур зеркалит чье-то движение, слишком резко надвигая на голову чуть сползших капюшон и окончательно скрывая свои грубые и неказистые черты. Неприятно скрипит обувь – добытые с большим трудом, эти ботинки когда-то были неплохого качества, сейчас же почти потеряли не только былую форму, но и половину подошвы. Местные отходы разъедали даже металл, что и говорить о столь хрупких вещицах.
День был обычным, но оттого не становился менее приятным.
Внутренний часы говорили, что дело шло к вечеру, хотя точно определить было трудно – настоящих часов у самой Мур не водилось – а здесь, недалеко за спальным районом, было еще и тихо. Тихо в сравнении с галдежом и отборным матом обычных улочек. На свалках же обычно промышляли люди более приземленные, смирившиеся со своим существованием и уже ничего не чурающиеся. Здесь, в святая святых свалок они копались в грудах мусора, лишь бы найти кусок пожирнее.
Все это было до безобразия смешным. Люди барахтались в помоях, стремясь выживать – они жрали с земли, жрали отходы – а все ради чего? Чтобы на один денек дольше протащить свое существование? Эйприл кривилась от подобных мыслей. Пожалуй, не будь в ее голове желания вернуться на родной Нижний уровень, она бы подохла. Легла прям в эту огромную вонючую кучу и разлагалась бы до победного. У нее, в отличие от всех почти прочих, было с чем сравнивать, были и шансы. Продолжая тешить себя мыслью о том, что уже буквально завтра, а может и послезавтра, она вернется домой, она день за днем отсчитывала одинаково серые будни.
Через неделю обязательно.

А через неделю она шла вот также на свалку, в один укромный уголок, который нашла случайно – отдаленный, сокрытый грудой старого хлама, он почти не привлекал внимания прочих доходяг. Она с гордостью окрестила это место «своим собственным» и сначала не знала, что с ним делать, пока не увидела стайку крыс неподалеку. Целое семейство! Приманить крыс было легко, если в наличии было чем. Например, стыренным почти сгнившим куском их же собрата. Это зверье было еще грязнее людей, а потому не гнушалось жрать друг друга. Они, казалось, готовы были жрать что угодно.
В предвкушении неплохого ужина, Эм даже криво усмехнулась. В особенности она любила внутренности – сердца и печень, деликатесы. Если знать, как готовить, риск подхватить какую-нибудь дрянь уменьшался, а вкусовые характеристики возрастали. Осталось расставить ловушек, и быть предельно внимательным. В ловле не было ничего сложного, важна лишь реакция и выдержка. Напротив двух этих пунктов смело можно было смело ставить галку.

Ужин был уже почтив ее руках.

Почти.

Отредактировано Эм (2018-06-06 16:25:09)

+3

3

Отвёртка понятия не имела, что здесь было раньше – до того, как холмы из мусора выросли на, быть может, пустыре, а может – похоронили под собой какое-нибудь невысокое здание, прежде несколько раз разоренное мародерами и бомжами. Гетто, как остов теперь единственного известного человечеству города, вряд ли когда-либо могло похвастаться удачной планировкой бетонных внутренностей. Поэтому, перебирая режущиеся острыми краями консервные банки из-под синтезированной пищи и что-то мерзкое, но очень теплое, чувствующееся даже через заношенную ткань защитных перчаток, Отвёртка бы совсем не удивилась, раскопай случайно окно, спрятавшееся под гниющей маскировкой.
Но гораздо чаще находилось то, что было не страшно отправить в желудок даже несмотря на неприглядный вид. То, ради чего Отвертка торчала в подобных этому местах, отчаявшись рыскать в поисках уцелевшей крысиной колонии, до которой не успели добраться жадные рты прочих жителей. Было противно, было неохота, но приходилось – искать, копать, надеяться; рисковать, выбираясь с защищенной территории банды. Она не могла позволить себе взять с собой робота, ведь энергия была дорога так же, как пища, и расходовать заряд аккумулятора «Маруси» на каждую подобную вылазку было бы слишком беспечно.
Если бы желудок не сводило от голода – Зое, вероятно, осталась бы на складах с прочими «Штекерами», вполне успешно запивавшими его поганой бормотухой.
Любые находки – не столько съестные, сколько подлежащие обмену – казались сейчас куда лучше того мусора из трущоб, который ходил, а не лежал изо дня в день разлагающимся пластом, как свидетельство присутствия жизни в этих местах. Отвратительной, почти первобытной. Удивительно, что во всем этом беспорядке уцелели «мирные» кварталы – для тамошних жителей лучше всего подходило слово «люди», но в свои владения они никого не пускали, хотя на обмен порой шли охотно. По меньшей мере, не пускали Отвёртку. По меньшей мере, после того, как она устроила там парочку поджогов; не то по вине скуки, не то из зависти к чужой – изолированной от прочего гетто – жизни.
Среди ее банды давно вошло в привычку – систематическими налетами напоминать о себе тем, которые зовут себя «мирными»; ради удовлетворения собственных потребностей отбирать у тех все, что потребуется и ждать, пока не закончится награбленное. Отвёртка никогда не была против – в конце концов, независимо оттого, нравится ей это на самом деле или не разделяй она жестокой морали «Штекеров», у Зое не было выбора с тех пор, как она стала одной из них, чтобы не оказаться одной из дохлых. Выживать бандитскими наклонностями – логичное следствие пережитого и единственное, что рыжая умела помимо страсти к инженерному мастерству, бесполезному до тех пор, пока не служит практичным намерениям головорезов.
Она забиралась все выше по мусору, пока темнота, разгоняемая едва ощутимым в своем присутствии светом единственного уцелевшего фонаря, не сыграла с рыжим недоразумением злую шутку. Вообще, это не было чем-то неожиданным, учитывая всю природную неуклюжесть Отвёртки: не вовремя попавшая под ногу коробка и она уже триумфально скатывается вниз по мусорной дорожке, успевая лишь выкрикнуть красноречивое «Ну ёба!..». Еще несколько рваных дыр на полосатых гетрах, еще больше грязи на когда-то красной юбке, еще парочка свежих порезов на лице.
Все как всегда, если не считать того, что обычно она скатывается по социальной лестнице, а не по мусорной куче.
Отряхиваясь от собранных на одежду отходов, она не сразу разглядела шевеление недалеко от себя, возможно, помешав посторонней вылазке за пропитанием, а то и вовсе испортив тому человеку охоту.
Ей, впрочем, было все равно.
Главное сейчас самой не стать жертвой.
– Так, блэт.
Глаза мазнули по силуэту – вроде бы, женский, хотя в гетто всякое можно ждать. Рукой Отвёртка инстинктивно потянулась к тому месту, где держала пистолет на случай самой вынужденной (в виду абсолютно атрофированной меткости) обороны и поняла, что выронила свое единственное оружие во время эффектного появления. Не самые лучшие обстоятельства для начала диалога, однако теперь то уж точно выбирать не приходилось.
– Хули смотришь, а?

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC