12.09

Форум пробуждается от спячки. Поспешите отметиться в перекличке.

09.07

Очередное пополнение матчасти и некоторые изменения правил. Не пропустите новинки!.

27.05

Добавлена информация о работе в "Лире" и вне корпорации для репликантов.

19.05

Масштабное пополнение матчасти форума.

Жизнь в Новом Дамносе

Киберпанк, NC-21

Они хотели возвести на этой земле новый рай, но в итоге получили лишь Город Грехов. Они думали, что смогут уйти от войны, но заперлись от неё в городе, где война — сама суть. Война корпораций. Сменяющееся торжество сильнейшего над сильнейшим. Поверженного над поверженным. За силу. За власть. За знание. За еду. За жизнь. На каком бы уровне Нового Дамноса ты бы не оказался — ты борешься. Ты вынужден бороться.

Иерихон
Иерихон
Куратор корпорации «Икар»
Связь: Discord Zastyp#1227
Паук
Паук
Куратор корпорации «Небула» и псиоников
Связь: Discord Anansi#3680
Саманта
Саманта
Куратор гетто
Связь: Discord Trin#6387
Отвертка
Отвертка
Технический администратор
Связь: Discord Chat Noir#4037
Вверх страницы
Вниз страницы

Жизнь в Новом Дамносе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Жизнь в Новом Дамносе » Неоконченные эпизоды » Мы здесь никто, лишь ветки для костра


Мы здесь никто, лишь ветки для костра

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sg.uploads.ru/86QyM.jpg

Дата эпизода и район:
14 мая 2176 года, ИВВ-17, камера 31
Участники:
Саманта Фостер - еще не разбитая
Орто Эйлор - самый первый
Краткое описание эпизода:

Внутри меня та же самая кровь, что и во всех вас.
Посмотри в меня, тот же самый Бог не спускает с вас глаз.

Значение:
Личный
Предупреждения:

[icon]http://sh.uploads.ru/pib8K.jpg[/icon][sign].[/sign][info]<div class="purple">Досье</div></p><b>Раса:</b> репликант<br><b>Возраст:</b> 22 года<br><b>Род деятельности:</b> Объект-испытатель 747</p>[/info][status]Бередя потемки снами наяву[/status]

0

2

Когда-то очень давно, - люди в таких случаях говорят «словно в прошлой жизни», но в ее случае это и в самом деле так, без глупого добавочного «словно», - она читала о кукольном театре, и даже видела в экстранете записи выступлений - куклы, с привязанными-приколотыми к рукам и ногам нитями танцевали, повинуясь движениям крестообразной ваги в руках человека. Человек шевелит пальцами и кукла кланяется зрителям, еще движение - и она пускается в пляс, отбивая ритм деревянными башмачками. Красиво. Но после выступления кукол убирают обратно в сундук, перекладывая ветошью, чтобы не треснули от ударов фарфоровые лица и ладошки, не испачкались случайно нарядные костюмы. Это правильно. Вещь, тем более такую замечательную, нужно беречь. Саманта - кукла, только нити к ней пришить забыли. Поэтому приходится двигаться самой, да побыстрее, да почетче, иначе будет больно. Больно - это не так уж и страшно, больно - это не про нее сегодня. Рассеченная губа, да выбитое отдачей запястье - не самая большая цена. Зато новенькая винтовка с аббревиатурой вместо названия, - право, будь ее воля, она бы давала куда более точные и благозвучные названия, нежели безликий набор букв, но ее никто не спрашивал, - даже не заклинила, как в прошлый раз. Значит доработка удалась, значит она будет запущена в производство. Вещи - такова их природа и предназначение - должны работать. И будут работать, если обращаться с ними бережно и правильно. И не так уж важно, марионетка это, винтовка или репликант. Который тоже, суть есть - вещь. Тоже полезная. Которую надо вернуть в сундук с тряпками после выступления. И она возвращается - в свой сундук. С двумя черными цифрами на белой двери.

Орто задерживается, наверное, пошел в медотсек. Саманта еще не видела его после арены, но уверена, что с ним все в порядке. Он куда более ловкий и умелый боец, чем она сама. Не удивительно, конечно. Сравнивать боевого офицера и простого инженера, пусть и с прилепившейся, непонятно откуда, приставкой «боевой», это словно сравнивать двух собак. Ту, что охраняет дом и ту, что спит на расшитой подушке. Не совсем так, конечно. Человек, из которого распечатали Сэм, тоже участвовала в боевых действиях, так что сравнение с комнатной собакой не совсем корректно, но... оно кажется Фостер наиболее метафоричным и выражающим суть. Пусть и слегка преувеличенным. Да и тело это - слабое, словно никогда не поднимавшее ничего тяжелее стилуса. Это странно, потому что совсем не вяжется с воспоминаниями, но Саманта не задумывается об этом лишний раз. К тому же Эйлор согласился помочь ей с тренировками, приняв аргумент о том, что так они смогут эффективней работать в команде, а значит скоро получится сменить подушку с кисточками на ошейник с заклепками. Это будет правильно и хорошо. В первую очередь для них самих. Саманте еще не доводилось терять конечности и она знает, что в случае чего их могут заново распечатать в «Лире», но ей все равно не хочется проверять этого на себе.

Саманта ставит обувь в специальный отсек в стене, добегает босиком до кровати, застеленной жестким серым покрывалом. Холодно, опять холодно. Она постоянно мерзнет, даже обращала на это внимание проверяющих здоровье репликантов докторов, но они так и не сказали ей, с чем это связано, просто отмахнулись. А значит ничего критичного, а ее неудобство - это ее неудобство.
Репликант поджимает ноги к груди грея ступни ладонями. Бесполезно - руки у нее такие же ледяные, от ладоней до самых кончиков пальцев. Саманта заворачивается в одеяло, оставляя торчать наружу только кончик носа, да копну коротко остриженных, еще влажных после душа, волос. И наблюдает за дверью, чтобы не пропустить момента, когда появится Орто, считая про себя секунды. Игра с самой собой - я поставлю, что он появится через минуту, а я - что через пять. Кто победит, тот молодец и хорошая девочка. А кто проиграет, тот все равно не проиграл.
[status]Бередя потемки снами наяву[/status][icon]http://sh.uploads.ru/pib8K.jpg[/icon][sign].[/sign][info]<div class="purple">Досье</div></p><b>Раса:</b> репликант<br><b>Возраст:</b> 22 года<br><b>Род деятельности:</b> Объект-испытатель 747</p>[/info]

+1

3

Свист пуль над головой, как тихий шепот в ночи – пугающе зловещий. Гром выстрела, как удар в барабан – торжественно угрюмый. Все еще стоял шум в голове, шум тепличной битвы.
Та же тяжесть белого цвета, как и всегда, и выносимое на носилках тело репликанта из соседней камеры, с которым они на этот раз оказались по разные стороны на арене. Черное на белом – влажное, едва дышащее тело в черных одеждах на безжизненном белом. Контраст до сих пор немного режет уставший глаз.
Главная цель – не убийство. Люди хотят проверить оружие, чтобы у солдат и полиции не отрывало конечности, ведь вполне благая цель, так? Объекты просто хотят выжить, потакая своему инстинкту самосохранения, что логично и тоже правильно. Лишняя жестокость бессмысленна. Разве что один из работников выложит в Сеть запись боя, наживаясь на чужих трупах и страданиях.

Репликант смиренно ждал своей очереди в медотсеке, осторожно прижимая левую руку к сердцу. Он подозревал, что во время схватки ушиб кисть, но все могло закончиться и переломом – перестраховка не помешает. Ждал и смотрел в стену абсолютно тупым, ничего не выражающим взглядом вола, благо, глаза были и вправду у них похожи – длинные ресницы, большое «яблоко», безразличие. После испытаний он всегда никакой, выжатый и высушенный досуха в стремлении жить как можно дольше. Должно быть, это страшно. Страшно ничего не чувствовать. Страшно жить, зная, что ты не умрешь своей смертью. Страшно даже примерно знать, когда и как ты умрешь. Возможно, через четыре дня, когда ровно в восемь утра начнется проверка пистолетов-пулеметов, у которых периодически разрывает ствол. Возможно, через девять дней, когда ровно в восемь вечера будет проверка лазерных винтовок, страдающих перегревом. Вот только Орто – это репликант, мужчина и бывший солдат, смирившийся со своей участью. Поэтому не было страха. Не было вообще никаких чувств, кроме легкого ликования, когда взвоет сирена по окончанию резни. Это – высшее проявление его жизни. Ради этого стоит жить?
Может быть.
Ради историй Сэм жить точно нужно. Уж очень они красивы. Он о своей сокамернице не волновался, видел выходящей целой и невредимой с арены. «Целой и невредимой» в его системе координат – это две руки, две ноги, одна голова и туловище, все без лишних дырок в теле. На первый взгляд было так, а значит, все хорошо. Сэм взрослая девочка, даже если сама считает иначе. Осталось ей это осознать и принять, а помогут тренировки. Больше тренировок – все равно делать нечего.

Долой реквиемы. Еще одно испытание прошло успешно для винтовок и Орто. Еще один день, еще одна ночь.
Долой реквиемы… Никто не умер сегодня на арене. Меньше покупателей этой записи боя, меньше грязи в мире, меньше голодных звериных глаз увидят это – уже хорошо. А то, что хорошо, то и правильно.
Долой реквиемы! Шум пройдет, его заглушат голоса, стрекот роботов-уборщиков, приятный мужской голос из динамиков. Шум заглушит Саманта с ее тихими историями, что непринужденно создавали картинки в мозгу, голосом, стелящимся бархатом по мыслям и мечтам в полумраке помещения. Но - потом. Сначала дела.

Быстрый осмотр – без слов, взглядов, лишних вздохов – руку закутали в охлаждающую повязку и отпустили. Ушиб. Ура. Только мочить нельзя.
Общий душ. Он не намочил повязку. Хороший мальчик.
Щелчок замка слишком похож на щелчок затвора.
- Ты как? –  не узнает собственный охрипший голос. Сначала он замечает маленькие сапожки, попадающие прямо на глаза при входе, даже не нужно поворачивать голову, но он поворачивает и смотрит прямо в узкую щелку между мокрыми волосами и одеялом. Прямо на нос, да, - снова холодно, значит.
Его обувь легла рядом с сапожками, грозя полностью затмить те в своей тени.
Стук босых пяток выгонял остатки тупизны в глазах. И в душе.
Если таковая есть у репликанта.

[nick]Орто Эйлор[/nick][info]<div class="purple">Досье</div></p><b>Раса:</b> репликант<br><b>Возраст:</b> 30 лет<br><b>Род деятельности:</b> Объект-испытатель 746</p>[/info][status]Новорожденный[/status]

+1

4

Проигрывают - обе. Точнее она одна. Проигрывает. Потому что успевает тринадцать раз досчитать до шестидесяти, прежде чем ресницы слипаются. Сколько времени проходит после - она уже не знает. Только выпадает из темной ямы полудремы, когда щелкает, блокируя двери, автоматический замок за спиной Орто. Все. Теперь она откроется только через четыре часа, когда они, - строем, как обычно и привычно, - пойдут на ужин, чтобы после, проведя необходимые гигиенические процедуры, репликанты снова вернулись сюда и легли спать. До семи утра, когда зажжется свет, и дверь снова будет разблокирована, чтобы выпустить их на разминку и завтрак. Тут ничего не меняется. Их расписание изо дня в день, неделя за неделей - зеркально дню предыдущему. Не считая выходов на арену. Крутится колесо, встает и садится солнце, ничего не меняется, ничего. Саманта научилась просыпаться за несколько секунд до того, как загорится свет и раздастся сигнал побудки. Научилась чувствовать голод в четко отведенное для этого время. По расписанию чистить зубы, - кому они тут нужны, их зубы? - и ходить в сортир. График. Четкий. Не терпящий изменений и возражений. Орто просто. Он привык к такому, он, если верить его рассказам, - а не верить им глупо, репликанты не врут, разве что умалчивают, - всегда жил так. От забора и до обеда.

Саманте - сложнее. У нее нет внутренней дисциплины, потому что ее донор не солдат. Просто попавшая в горнило девчонка, подписавшая контракт на перевод в отделение боевых инженеров только потому, что не хотела возвращаться в свою пустую квартиру, в которой ее больше никто не встретит. В которой не будет запаха тяжелых и сладких амбровых духов и мелькания длинной, до середины бедра, клетчатой рубашки густого чернильно-синего цвета. Девчонка, подписавшая контракт на перевод в боевое отделение, просто потому, что сердце выгрызает обида на ту, которая ушла. Саманта помнит все это, помнит причины, приведшие ту, которой она была, на войну. Только не чувствует ничего, ни к восточной женщине, ушедшей в ночь и прочь из жизни той, что была когда-то Самантой, ни к мужчине с фамилией зверя, на которого та, которая была Самантой, смотрела с обожанием и восхищением. Та, которая сейчас, лишь меланхолично отмечает про себя, как эмоции и эгоизм искорежили жизнь ее донора. И, как следствие, ее собственную. Та, что помнит о войне, обречена продолжать эту войну бесконечно. Как... глупо.

Репликант садится на кровати, подбирая под себя ноги. Пробегает быстрым взглядом по напарнику-сокамернику. И не находит ничего, что стоило бы беспокойства. Движется как обычно, не бережется, не прихрамывает, не морщит чуть заметно брови. Повязка на руке - выбил запястье? Непроизвольно растирает свое, отдающее тупой ноющей болью. Наверное, нужно доложить об этом. То, что она не справилась с отдачей - не удивительно. У нее слабое тело и птичьи кости. А вот в случае Орто это наводит на подозрение. Да и не бывает таких совпадений, чтобы оба и сразу. При испытании одного и того же оружия. Вечером, после ужина, обязательно подойдет к кому-нибудь из людей и передаст свои наблюдения. Может они и надуманные, но лучше перегнуть, чем отмахнуться.

- Я в порядке, - произносит, с кивком, словно бы дополнительно подтверждающим ее слова и облизывает лопнувшую губу, тревожа ранку кончиком языка.
Губу разбила глупо, совершенно по идиотски впечатавшись лицом в перекрытие, которого не заметила в горячке. Плохо. Голова должна оставаться холодной, даже если очень страшно, даже если рядом слышны выстрелы, тра-та-та-та-та, как стежки швейной машинки, прошивающей их жизни. Их тела. Орто будет недоволен, будет хмурить брови и выговаривать ей за неосторожность и глупость. Так что о причинах своего «ранения» она промолчит. Репликанты не врут, они умалчивают.
Саманта натягивает одеяло на свои плечи, укутываясь в него как в кокон, смотрит на Эйлора из-под упавшей на глаза челки. Нужно будет подстричь. Ничего не должно мешать на Арене. Жалко, конечно. Саманта репликант, объект испытатель, собственность корпорации «Лира», и, все-таки, девушка. Просто девушка, чей донор так и не успела пожить, глупо погибнув во время крушения в двадцать два человеческих года. И ей тоже хочется быть хотя бы немного красивой. Наверное, остаточные эмоции. Как фантомные боли в отрубленной ноге. Люди не могут распечатать себе новую руку или ногу. Люди страдают от фантомных болей. А она - не должна. Так что вечером же сострижет эту хренову челку.
- Больно? - срывается вопрос, прежде чем она успевает хорошенечко обдумать, стоит ли вообще его задавать.
И так понятно, что больно. К чему сотрясать воздух. Привычка глупая, человеческая. Бывает у репликантов в первый год после распечатки, пока они еще не до конца потеряли психоэмоциональную связь с донором. Простительно. Но тест пройти надо. Вечером. Все вечером. Тест. Челка. Чистка зубов и посещение туалета. Хватило бы времени поужинать. По расписанию. Вечному. Крутящемуся как колесо.
[status]Бередя потемки снами наяву[/status][icon]http://sh.uploads.ru/pib8K.jpg[/icon][sign].[/sign][info]<div class="purple">Досье</div></p><b>Раса:</b> репликант<br><b>Возраст:</b> 22 года<br><b>Род деятельности:</b> Объект-испытатель 747</p>[/info]

+1

5

Она в порядке, Орто, и ты не особо нужен. Иногда Эйлор не понимал, почему Саманта еще жива, благо ему хватает ума не спрашивать об этом девушку прямо. На фоне восставших из могил псов войны она выглядела комично и слишком слабо. Значит дух ее силен, сильнее их всех, как бы глупо это не звучало в нынешней ситуации. С ней все хорошо, а это значит, что ты как всегда сядешь на свою койку, достанешь из-под подушки украденную из столовой галету и предложишь ее Сэм. Обычно она отказывается, и ты снова положишь еду под подушку, чтобы через четыре часа, во время уборки, ее нашел робот-чистильщик.
Лучше не произносить это словосочетание в скоплениях объектов, воспоминания гложут практически всех: огонь жадно облизывает пятки зданий, сметая на своем пути все, а в черном от копоти небе летают дроны, что визжат, падая на жертву. Этот звук, ужасный крик-визг, что сводит с ума. Никто не знает, что будет, если они все разом вспомнят настоящих роботов-чистильщиков. Лучше этого вообще не знать.
В этом алгоритме есть какая-то своя прелесть. Безопасность и стабильность, система давит на самые основные человеческие инстинкты, что присущи и репликантам. Никто тебя не тронет, а если захотят, то у тебя в этот момент будет оружие. Тебе не грозит безработица, отсутствие денег на лекарства, ненужные дети и навязанные обществом правила и каноны. Хотя, почему давит? Ублажает их. Дает то, чего человек всегда хотел. Ведь ответственность за себя лежит на других. Это удобно. Кто-то не доволен? Что ж, у них есть масса способов «выйти» из системы.
И ему действительно больно. Запястье. Или еще что-то? Странная боль чуть ниже ребер, что пробудилась только сейчас. Вопрос черноволосой забавен, подобные ему постоянно витают в воздухе над репликантами. Они сами понимают, что это несколько чужеродно и странно. Как и миниатюрная девушка среди бойцов. Но репликанты продолжают строить из себя людей. Как и Сэм продолжает жить.
Стоит ли отвечать? Орто обходится взглядом, опущенным вниз, и слабой искусственной улыбкой, будто один из кончиков губ привязали к леске и потянули вверх. Это сродни таким вопросам. Но жесты тоньше, их нужно действительно постараться заметить, а заметив – осознать. Это не отменяет их глупости.
Босые ступни действительно прошлепали к кровати - холодный пол иголками прошил кожу. Здоровая ладонь нащупала галету и протянула малютке. Только вот Орто не сел.
Ей снова холодно, пусть она и не говорит. А ему просто…
Иногда даже бездушному куску мяса нужно осознать, что он кому-нибудь действительно нужен. Хотя бы как грелка.
Странная боль. Ему следует пройти тест.
Мало кто свыкся с тем, что они все упустили Рай или Ад. И вся эта мелочь: мелкое воровство, глупые вопросы и полуулыбки ни о чем, желание быть красивой или нужным – это действительно прекрасно. Боль, рудимент? Нет, это то, что все еще дает возможность ощутить себя человеком, которым когда-то был. Глуповатым, искренним существом с большими надеждами и огромным сердцем.
Слова не застряли в горле.
- Я могу попытаться тебя согреть. Позволь, - не спросив, он сел рядом, почти нос к носу.
А за разбитую губу он еще спросит. Позже.

+1


Вы здесь » Жизнь в Новом Дамносе » Неоконченные эпизоды » Мы здесь никто, лишь ветки для костра