12.09

Форум пробуждается от спячки. Поспешите отметиться в перекличке.

09.07

Очередное пополнение матчасти и некоторые изменения правил. Не пропустите новинки!.

27.05

Добавлена информация о работе в "Лире" и вне корпорации для репликантов.

19.05

Масштабное пополнение матчасти форума.

Жизнь в Новом Дамносе

Киберпанк, NC-21

Они хотели возвести на этой земле новый рай, но в итоге получили лишь Город Грехов. Они думали, что смогут уйти от войны, но заперлись от неё в городе, где война — сама суть. Война корпораций. Сменяющееся торжество сильнейшего над сильнейшим. Поверженного над поверженным. За силу. За власть. За знание. За еду. За жизнь. На каком бы уровне Нового Дамноса ты бы не оказался — ты борешься. Ты вынужден бороться.

Иерихон
Иерихон
Куратор корпорации «Икар»
Связь: Discord Zastyp#1227
Паук
Паук
Куратор корпорации «Небула» и псиоников
Связь: Discord Anansi#3680
Саманта
Саманта
Куратор гетто
Связь: Discord Trin#6387
Отвертка
Отвертка
Технический администратор
Связь: Discord Chat Noir#4037
Вверх страницы
Вниз страницы

Жизнь в Новом Дамносе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Жизнь в Новом Дамносе » Неоконченные эпизоды » That's a robot time!


That's a robot time!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата эпизода и район: 18-е января 2200 года, гетто Нового Дамноса.
Участники: Отвёртка, РК-119-бис "Рик", W-158Z Игуана.
Краткое описание эпизода: Отвёртка очень не любит, когда кто-то отвлекает ее от любимого дела. Но еще больше она не любит, когда всякие непонятные чудики, проходившие мимо, решают, будто бы обладают достаточными знаниями и возможностями для того, чтобы давать свои "дельные" советы. Развелось тут умников!
Значение: личный.
Предупреждения: матюки. Много матюков!

+1

2

– «Бе-бе-бе, выруби свой бумбокс», «Бу-бу-бу, кончай инструментами шуметь», «А-а-а, сука, не тычь мне паяльником в глаз!»... Какие, блядь, все неженки вдруг стали! – негромко, не отрываясь от возобновленного занятия, сетовала Отвертка на своих товарищей по банде, выгнавших ее заканчивать эксперименты наружу из здания, в котором обосновались.
И хотя рыжей по очевидным причинам было комфортнее в том месте, которое она с натяжкой, но могла назвать мастерской – захламленной и преисполненной теоретически полезного мусора, – заниматься тем же самым на заблеванных улицах маргинального гетто не было так уж страшно. По крайней мере, покуда рядом находились свои, готовые прийти на помощь единственному – пусть и жуть, какому невыносимому, – механику своего бандитского кооператива, если вдруг кто-то из других объединений решит открыто покуситься на девочку или территорию «Штекеров».
Чудом умудрившись протянуть провод болгарки до ближайшего топливного генератора, Отвертка, прикрыв глаза сварочными очками, как раз заканчивала изнываться над бездушным куском металла, некогда служившим корпусом одному из творений местных мастеров-ломастеров. Теперь же – полноправный трофей с последних подпольных боев робототехники, в которых принимала участие Маруся Прихлоп. Отвертке повезло, что продувший бой неудачник оказался настолько зол поражением и ушедшей в чужие руки суммой, что ушел с импровизированной арены, даже не забрав с собой то, что осталось от его механического товарища.
Уж рыжей было, где разгуляться на этом «трупе»: если и не найдет в нем деталей лучше тех, что уже имелись у Маруси, то хотя бы аккумуляторы позаимствует. Электроэнергия лишней не бывает – особенно в гетто.
Последовавшее вслед за снятием скорлупы «потрошение» прошло значительно быстрее: Отвертка была достаточно осведомлена об устройстве той робототехники, которую прочие механики из гетто выставляли на бои, однако иногда здешним даже не самым смышленым отморозкам случалось обзавестись прям таки бесценными запчастями, не то случайно принесенными в гетто кем-то «извне», не то просто удачно перехваченные на черном рынке. В этот раз оправдали себя наиболее скромные предположения талантливого рыжего инженера: ничего заведомого нового в утробе «покойника», сконструированного словно предварительно жахнувшим технического спирта рукожопом, не нашлось, однако некоторые его «внутренности» выглядели достаточно добротно для того, чтобы послужить новому подопечному технофилки.
– Не джекпот, конечно, но всяко лучше, чем опять весь день на свалке въебать, – оптимистично рассудила Отвертка, поочередно вынимая из робота то, что еще годилось в использование, – Та-ак, это сойдет, и это, да, и вот это еще... Не, шлак какой-то... Это для Маруси будет... Тоже шлак... Ёбана, а ЭТУ-ТО хуйню он как сюда впиздярить умудрился!? Впрочем похуй, тостер из нее сделаю.
Рядом, на импровизированном столе – несколько дырявых бочек из-под заводских отходов, накрытых прямоугольной крышкой от складского контейнера, – лежал обглоданный проведенным на свалке временем робот-уборщик (одна из наиболее ранних версий домашнего помощника) видать, проделавший путь в гетто откуда-то со среднего уровня. Отвертка хотела попытаться привести его в рабочее состояние и заодно усовершенствовать еще с тех пор, как обнаружила в залежах списанного на утиль металлолома, над чем активно и трудилась с самого утра: с надеждой на то, что с его «оживлением» появится и порядок в успешно засранной ей мастерской.
А с выкорчеванными из чужой техники деталями это, наконец, обещало случиться.

+2

3

Новый Дамнос оказался не похож ни на что, известное раньше Рику. Новая и новая информация поступала в мозг, собираемая всеми органами чувств: запахи, звуки, слухи, оброненные какими-то другими людьми слова… Его создатель, Виттар Сономата, не был психологом. Он был очень хорошим кибернетиком и робототехником. Но, тем не менее, он сделал всё возможное, чтобы вложить в позитронный мозг своего создания хоть некое подобие эмоций.
РК-119-бис удивлялся.
Конечно, некоторые вещи были ему прекрасно известны. Человеческая жадность и алчность, жажда наживы за чужой счёт, грязь и нищета улиц – пускай в родном городе робота она была не столь яркой. Определённо, ему потребуется узнать, что здесь в цене и обзавестись некоторым запасом денег для своих целей. С деньгами он сможет найти союзников здесь, узнать побольше о важных и тонких нюансах этого странного, разбитого на уровни города – и двигаться выше. Кто-то мог бы назвать его затею безумием. Одинокий робот с ИИ, намеренный пробраться снизу вверх, и, пользуясь всеми связями и накопленными ресурсами всякого рода, совершить переворот с целью изменения отношения к разумным машинам. Но вот только Рик оставался при этом роботом. Ему было безразлично, сколько времени зайдём этот процесс: один год, двести лет или ещё больше. Его тело могло в теории жить вечно – в отличие от киборгов, чей мозг рано или поздно угасал.
Кстати, о киборгах. Кажется, в мясорубке войны уцелела одна из известных Рику корпораций. «Икар». Забавно было слышать про старого конкурента их фирмы пятьдесят с лишним лет спустя, здесь, в шумном и беспокойном городе. Пока что не удавалось увидеть хоть одного киборга, но, скорее всего, на верхних уровнях их будет больше. Кто бы не возглавлял эту компанию – он будет первой целью робота на верхних уровнях. Первым потенциальным союзником. При этом совершенно необязательно раскрывать перед ним все карты…
Пока одна из частей позитронного мозга занималась анализом и сортировкой имеющихся данных, тут же выстраивая гибкий, податливый к изменениям план на будущее, Рик не прекращал своего основного занятия – поиска и сбора информации. Этот сектор не представлялся безопасным местом, и не во все его части можно было бы спокойно пройти, но, для начала, было бы неплохо изучить открытые для всех и каждого зоны. При возможности, попытаться уже завести полезные знакомства: в общении можно узнать куда больше, чем в простой прогулке и подслушивании уличных разговоров. Главное не обличить при этом в себе чужака. А начать можно… Прямо сейчас. С вот этой вот девчонки, которая матерится похлеще большинства лаборантов давно сгинувшей в войне компании и при этом старательно клепает какое-то грубое и весьма примитивное электронное творение из кучки металлолома поменьше. По некоторым особенностями груды железа, служащей донором запчастей, можно было понять, что машина это была боевая, но не предназначенная для борьбы с людьми: уж больно неуклюжа, да и оружие не самое подходящее. Скорее всего, для охоты на другие подобные механизмы и их уничтожения. Её положение оставляло желать лучшего... Равно как и механизма, что собирала незнакомка: быстрый анализ показал, что с текущим порядком подключения электронных компонент, агрегат придёт в негодность от первой же серьёзной нагрузки. Навряд ли девица слишком рада будет подобному замечанию от чужака: по некоторым обрывкам фраз уже можно было составить представление о её характере. Но его учили находить общий язык с любыми людьми. Несколько вариантов тактики ведения диалога уже возникли в сознании робота: какие-то из них были более рискованными, какие-то, наоборот, слишком окольными. Пожалуй, стоит воспользоваться этой…
– Тебе важна целостность этого механизма?
Ну конечно она не слишком обрадовалась. Её матюкам позавидовал бы кто угодно, но через витиеватые конструкции прослеживался всё-таки положительный ответ. Иного и быть не могло.
– В таком случае я бы предложил переключить оружейные системы на резервный источник энергии. Иначе пизда твоей проводке. И батарея жахнет к ебене матери.
Не то чтобы мат был привычен Рику. Наоборот, в иных обстоятельствах его использование вызывало лёгкое снижение позитронного потенциала в реакционных центрах мозга, что можно было назвать аналогом отрицательных эмоций. Но незнакомка матом не ругалась. Она на нём разговаривала. А значит, будет проще, если они станут говорить на одном языке.

+2

4

Голоса, далёкие, радостные… Они кружили где-то на задворках сознания, пытаясь проклюнуться как слабый птенец из яйца. Хм, кажется такая метафора была уместнее для тех воспоминаний, что так и не открылись в голове репликанта W-158Z. Так уж бывает, что аномальный дефект приводит к аномальной стабильности. Кажется, люди называют это чувство гордыней. Что ж, может быть. Репликант дело тонкое, нестабильное, он сам вынужден заниматься своей стабильностью, имея лишь одну альтернативу – быть стёртым. Киборгам в этом плане проще, у них для этого есть компьютеры и системы. Людям проще, они живые. Репликант тоже живой, но особенный.
Голоса далёкие и радостные начали отступать. Птенцу не удалось пробить тоненькую, но прочную эластичную скорлупку. Уже двадцать лет как не удаётся.
Игуана потянулась и посмотрела вниз. Весьма удобное место для наблюдения на изгибе большой буквы О, оставшейся от какой-то старой рекламной конструкции. Рядом с ней лежала пустая коробка из-под синтетических пончиков. Не самая полезная еда, которую можно купить в Нижнем городе, зато самая вкусная. Папаша Джо делал эти пончики по своему рецепту, ловко изготавливая крем своей аугментированной рукой, приспособленной под кухонный мини-комбайн. Состав крема он не выдаёт, лишь смеётся своим густым басом и продолжает ловко готовить, напевая песни, рассказывая истории из своей молодости. Его помощница – тоже киборг – разливала тёмный горячий напиток, именуемый кофе. В Нижнем Городе это был не лучший кофе, но атмосфера места да вкус крема в синтетическом тесте позволяли этого не замечать. Жизнь в кафе «У папаши Джо» текла не спешно, весело, не принуждённо и радовала как могла жителей этого гостеприимного места.
Рука легонько толкнула пустую коробочку. Красная глаза сквозь фиолетовые линзы наблюдали за тем как медленно картонку сползла вниз и полетела в свободном полёте на встречу с мусорной свалкой. Всё таки со стороны города вид получше.
- Игуана…
В этот раз она не стала задерживаться в кафе, хотя Папаша Джо только начал рассказ о своём военном прошлом, как он храбро сражался. Не сегодня, Папаша Джо. Сегодня будет большой забег.
- Игуана…
Коробка пока ещё ярким белым пятном сияла на кучке мусора. Она помнила вкус первых пончиков с кремом, помнила первый свой визит в это кафе. Это были её, настоящие воспоминания. К тому же, это были почти первые её воспоминания. Внизу с шумом проехал робот-мусорщик и белое пятнышко коробки исчезло под завалами грязи и отходов.
- Игуана!
- Что?
- Чё молчишь?! Я уж думал ты зассала!
- Обойдёшься, шкет. Ты специально медлишь,  чтобы я устарела?
Девушка чуть прикрутила звук в наушниках, чтобы музыка не мешала ей слушать своего собеседника. Хороший всё таки гаджет, и музыку проигрывает, и связь держит, в пределах пары районов Нижнего города. Малова-то,  но уж лучше, чем ничего.
- Ха! Реплики не стареют!
- Скажешь это моим пяткам, которые ты увидишь один раз, когда я тебя обгоню.
- Посмотрим! Клаус на этот раз вложился в трассу. Для тебя будут сюрпризы.
- Надеюсь наш уговор ещё в силе?
- Конечно, йоу! Только гонка, только азарт!
- До встречи на старте.
Легкое нажатие кнопки и связь прервалась. Пора было выдвигаться к началу трассы. Игуана встала, потянулась, чуть попрыгала на своих биотических сапогах и удовлетворенно кивнула, услышав привычное жужжание пружинных механизмов. Кто-то бы посчитал расточительным тратить заряды на подобное баловство. Бегать по крышам, по свалкам, по мусоркам, прыгать и кувыркаться, уворачиваться от роботов и лазеров.  И ради чего? Ради азарта.
Репликанты почти не испытывают эмоций, но почему-то чувство полета, чувство скорости, чувство азарта… Почему оно будоражит репликанта W-158Z? Почему заставляет рискованно прыгать с высоты, полагаясь лишь на мембраны летного костюма? Почему заставляет прыгать выше и дальше, испытывать скорость свободного полета, риска?
Хорошие вопросы. Когда они найдут на себя ответы, будет над чем посмеяться. А сейчас пора на трассу.
Сюрпризов оказалось и впрямь много. Для начала – трасса бега резко уходила вниз и чуть ли не полкилометра свободного падения. Вторым неприятным сюрпризом стало то, что часть трассы проходит по гетто. Весьма милый райончик, не считая того, что тут убивают всё что движется, а что не движется, двигают и убивают. Но, дела приходилось делать и здесь, так что гетто, да ещё данное, не было для Игуаны неизученной территорией. Перемахивая через очередные две кучи мусора, по случайности названные домами для нищих, она отмечала следы своего прошлого пребывания тут. Ну да. Вот дырка на крыше, куда она приземлилась и ухнула вниз, потому что крыша условная. А вот следы от пуль. Пуль там правда уже нет. Быстро тут всё происходит, весьма быстро.
Кью болтался где-то сзади, запутавшись ни то в мусоре, ни то в разборках местных банд. За него беспокоиться не стоит, он местный, выходец гетто, удачно выбравшийся в преступники Нижнего города. А вот за себя стоило бы, ибо такие сверкающие биотиками существа как она тут весьма приметны. Да ещё и такие насыщенно зелёные.
К сожалению, на этом сюрпризы не закончились, и когда впереди уже замаячил никем не прикрытый подъём наверх, то его перекрыли вылезшие из-под мусора бандиты.
- Привет тебе от Кью.
Слух позволял это расслышать даже с такого расстояния. К счастью, он еще позволял услышать и зажигание большой ракеты. Игуана инстинктивно ухнула вниз. Домой она попадёт ещё не скоро.
Так и случилось. Уже и силы на исходе, и даже один заветный заряд пришлось потратить. Но отдохнуть хоть минуточку удалось только сейчас, в куче мусора, с ощущением впивания  в спину чего-то твёрдого и неуютного под взглядами двух существ на этой замечательной улице в этой замечательной импровизированной мастерской… Это Гетто. Тут всё держится на импровизации.
Тело болело, ломило, но надо было вставать. Она и встала. А вот и причина, почему она не слышала как провалилась в это гостеприимное место. Она слегка оглохла. Паршивец Кью снабдил упырей оглушающими зарядами…. Хм, будь она человеком, она бы испытывала к нему злость, проклинала бы, грозила угостить его ощущениями свободного полета. Но, почему-то этого не было. А тем временем молчаливая пауза затягивалась.
Смахнув бледной ладонью, с порванной перчаткой, пыль с лиловых линз очков, Игуана чуть склонила голову вбок.
- Что? Гостей не ждали?
Она хмыкнула и тут же мышцы на лице схватились выдав саркастичную ухмылку. Может, всё таки стоит избавиться от такой приметной детали? И лишиться хоть чего-то своего?
Из-за угла донеслись голоса.
- Сюда! Сюда она ушла!
- Куда ты! Это зона Штекеров! Валим!
- Дела доделаем и свалим! Они даже не успеют заметить! Эй! Вон она!
Толпа разношерстной банды вывалилась из-за угла и помчалась прямо на Игуану. Время для заветного девиза. Скрутив толпу нехитрую комбинацию из одного пальца, девушка рванула вперёд, как раз между двумя парами глаз, уже на бегу крича: «рождённый бегать пизды не получит!», и задействовав биотик взмыла вверх, намереваясь взобраться на крышу здания.

+1

5

Отвертка чувствовала себя в гетто по-своему комфортно: привыкшая с детства к смрадной гнили трущобных районов Дамноса с их криминальным наполнением и выживанием едва ли не на животных – первобытных, – инстинктах, она не знала жизни иной, имея право только фантазировать о чем-то лучшем; оттого легко приняла подобное существование, когда каждый звук мог оказаться этюдом для пущенной исподтишка пули, а каждое слово – лаконичным вступлением перед разборкой «ни за что». И по той же причине привычка забывать про все вокруг, со страстью утопая в любимом деле, не редко могла бы стать прямой дорогой в вырытую среди отходов человеческой жизнедеятельности могилу.
Так что шугаться всего неожиданного – внезапного, – для Отвертки не было в диковинку.
Одно громкое, четкое, но безгранично красноречивое: «Бля!» стало первой ее реакцией на заданный кем-то позади вопрос, дополненное глухим звуком удара чего-то тяжелого о землю; это вынутый из распиленного робота энергомодуль, мгновение назад находившийся в руках рыжей, грустно звякнув сплавом корпуса о поверхность рабочего стола и, недолго прокатившись к его краю, упал вниз. Сама же Отвертка едва не подпрыгнула на месте от все той же неожиданности, уже готовая перемахнуть через рабочее место в попытке укрыться от выдуманной опасности.
Но, более-менее взяв себя в руки и здраво рассудив о смысле вопроса, отложила свою паранойю в сторону; лишь раздраженно заворчала нечто, похожее на: «А сам-то как думаешь, гений?» и обернулась на виновника своего испуга, медленно мазнув по тому взглядом: либо настолько чудаковатых гостей гетто еще не видало, либо же она столь мало была знакома с его наиболее... цивильными жителями. Мужчина, которого она увидела, выглядел слишком нормально, и именно это настораживало больше всего прочего: никаких тебе шрамов-рубцов через тот кусок плоти, по обыкновению именуемой «лицом», но в условностях же трущоб чаще и правильнее – «рожа»; все зубы на месте и отнюдь не цвета сгнившей древесной коры; даже футболки с кислотного цвета надписью «ХУЙ» в следах собственных блевотины не было.
«Не-е-е, здесь явно какой-то подвох» – справедливо рассудила Отвертка, спустя несколько минут наконец-то прекратив глядеть на человека так, словно у того вторая голова из задницы выросла.
– Ебать какой умный нашелся! Ты бы не выебывался лишний раз, старпер – моложе от этого все равно не станешь, – ответно фыркнула Зое, вероятно, сделав при этом не самое корректное замечание в адрес проходимца. Хотя для нее почти каждый представитель мужского пола, выглядевший хоть чуток старше ее самой, автоматически попадал в расстрельный список стариков.
– Знаю я вас таких советчиков: то переключи, то подсоедини, туда палец сунь, а потом БАБАХ – и сраная блядотысяча килоджоулей мне прямо в еблет! Так что гуляй мимо, мудак, пока я тебе гаечный ключ не запихала в...
«Ну блядь, приехали» – уже мысленно вздохнула инженер, поскольку беседа с незнакомцем резко утратила статус приватной. И не то, чтобы Отвертка была против дождей из дамочек, однако контекст появления одной из таких, прозвучавший голосами приближающейся погони, совершенно не устраивал рыжую.
– Святые пиздунцы... Да, блядь, давайте еще всем гетто здесь соберемся, вечеринка у Штекеров нахуй!
На этом остатки самообладания Отвертки исчерпали себя: девочка была готова стерпеть советы от некоего хера с горы, падение чего-то явно припизднутого с зелеными волосами, но вот перестрелку на территории ее банды между абсолютно левыми людьми – никогда. И вовсе не потому, что она столь сильно ратовала за авторитет своих бандитских соратников, а по той простой причине, что это было последнее место, где – как она полагала, – еще можно ощущать на себе иллюзию безопасности, день ото дня копаясь в механизмах.
Понимая, что за фарш из этих придурков свои ее точно не обругают, пальцами здоровой руки Отвертка коснулась пульта на протезе другой, выводя Марусю Прихлоп из режима гибернации. Впрочем, под рукой был и более простой вариант разрешения маячившей проблемы: проорать, что есть сил: «БАРНИ, ЧУЖИЕ!», чтобы размеры анальных отверстий прибежавших за зеленоволосой визитеров оказались прямо пропорциональны диаметру дула дробовика верзилы из Штекеров, однако инженер банды предпочитала решать самостоятельно столь мелочные проблемы, как несколько загулявших не на своей территории отморозков.
Все же, о себе тоже как-то заявлять следует.
– А вас, пидрилы ебаные, на нее все равно никто не приглашал, – предупреждающе прокомментировала она напоследок в адрес гостей и шустро ретировалась за спину робота, держа наготове биотический наруч с энергощитом. – Так что уебывайте давайте, пока Маруся вам яйца не открутила!..
И, словно в протест сказанного, прослуживший добрые три года антиграв механического защитника, жалобно прохрипев свою предсмертную судорогу, заглох, позволяя всей прочей конструкции бесславно грохнуться наземь.
– Вот же бля. Хуево. Наверняка это из-за тебя случилось! – указав пальцем в якобы злодея, не преминула рыжая обвинить во всем того первого «чувака», докопавшегося со своими советами.

+2

6

Выпады в свой адрес, разумеется, Рик проигнорировал. Они не несли в себе никакой смысловой нагрузки. Важным здесь было другое: то, что незнакомка целиком и полностью оправдала его ожидания. Как говорят в такой ситуации люди – она заглотила наживку вместе с крючком, да так глубоко, что выдернуть удалось бы только со всеми потрохами. Старые возможные модели поведения отпадали за ненадобностью, новые корректировались, подгонялись под ситуацию, решения облекались в слова – и всё за ничтожные доли секунды. Пришло время для главного события, после которого эта маленькая матершинница волей-неволей, но сосредоточит всё внимание на нём. А он, в свою очередь, убедит её, что помощь чужака её всё-таки не помешает… пусть в чём-то и против её воли.
Но ещё до того, как отзвучала последняя фраза механика, Рику пришлось срочно корректировать свои планы. Невоплощённые идеи были отложены на второй план, само их осуществление встало под знак вопроса, когда чуткие, вечно бдящие акустические сенсоры донесли до позитронного мозга тревожный сигнал. Свистел рассекаемый чем-то большим и быстрым воздух. Больше и медленнее пули, меньше ракеты. Что-то планировало прямиком сюда. Рик обернулся ещё до того, как неудачливый летун – или, скорее, летунья – пришла в соприкосновение с кучей мусора, скопившейся в подворотне напротив. Пожалуй, именно ей та была обязана своей жизнью: скорость упавшей до того момента составляла около двухсот километров в час. Конечно, автоматика её механических приспособлений тоже давала свой вклад в торможение… Но, по крайней мере, будь там голый асфальт, летунья бы не смогла так спокойно встать. Её качало, что могло свидетельствовать о сотрясении мозга. Ошибка: версию надлежит отклонить. Пострадавшая очень быстро приходит в чувство, помощь не требуется. Предположение: близкое воздействие нелетального снаряда светошумовой, инфразвуковой либо комбинированной природы.
Третий и неожиданный член их небольшого коллектива угрозы не нёс, и, судя по всему, особого интереса к ним не испытывал. И можно было бы вновь вернуться к прежнему занятию, если бы не одно «но»: приближающийся грохот сапог, что доносился оттуда же, откуда не так давно пришёл сам Рик. Версии, в порядке повышения вероятности: бегут за ним, бегут за девчонкой, клепающей механизм, бегут по иным, не касающимся их делам, бегут за упавшей. Оптимальный вариант действий: ожидание. Люди добегут сюда самое большее через десять секунд.
Наиболее вероятная догадка подтвердилась очень скоро: появившиеся из-за угла мужчины узнали летунью, равно как и та их. И узнавание это было сопряжено отнюдь не с взаимной симпатией. Девушка определённо не желала слишком плотно с ними общаться, ринувшись прямиком на внезапных гостей, одновременно активируя своё нехитрое приспособление. Судя по всему, она намеревалась взмыть вверх прямо перед носом своих преследователей и скрыться в царившем вверху хитросплетении крыш, обслуживающих тоннелей, труб и несущих конструкций. Вот только в отличие от Рика она не видела, что потолок, скрывающий небо в этом городе, был не так уж высоко. Будь она тоже роботом, он бы смог её предупредить коротким и ёмким сообщением, но, увы, летунья оставалась человеком. Да и демаскироваться не стоило. Будущее представлялось весьма ясно: девушка взлетает, задевает балку, падает обратно – прямо в руки противникам. Этот конфликт Рика напрямую не касался, но заложенное давно покойным доктором Виттаром сочетание потенциалов ненавязчиво подталкивало робота к вмешательству. Дополнительный вклад вносил и тот факт, что тем самым, быть может, ему удастся снискать некоторое уважение со стороны матершинницы. А это упростит их дальнейшие отношения. Особенно учитывая то, что её механизм ожил, но пробыл в вертикальном положении лишь несколько секунд, а затем с грохотом рухнул на холодный и мокрый асфальт, обиженно фыркнув напоследок. Рик не ошибся в своём предсказании: стоило устройству задействовать систему целеуказания, как просадка по линии спалила антиграв.
– Я не виноват, что у тебя руки из жопы – равнодушно ответил робот механику-неудачнице, вместе с тем плавно двигаясь в сторону потенциальных агрессоров. Не будучи боевым андроидом, Рик не имел в программе такого состояния, как «боевое». Но в опасных ситуациях его системы работали в состоянии «повышенной готовности», что в сочетании с позитронным мозгом элитного класса давало в итоге… Ну, примерно ту же степень эффективности. Оружия у него не было, но против такой разношёрстной толпы оно и не понадобится. Восемь. Восемь – это много. Но что могут сделать восемь человек против реакции, силы и крепости машины?
– Советую вам покинуть эту территорию. Конфликты здесь не приветствуются.
На подмогу звать инженер не спешила. Ей явно было интересно, чем кончится схватка «старпёра» и восьми крепких мужиков. Грядущее представление ей явно придётся по нраву. Это упростит дальнейшее общение: такой союзник Рику был нужен.
– Чё ты вякнул, педрила? Умный дохуя? Ща вместе с ней ляжешь, бля!
Робот не останавливался, с прежней монотонностью двигаясь к чужакам. Убивать никого он не намеревался: в этом не было никакой нужды. Разве что у кого-то найдётся серьёзное оружие и на обезвреживание не найдётся времени. Несколько обескураженные его смелостью, люди чуть отступили… Но ненадолго.
– Уёбывай, хуйло!
– Боюсь, я вынужден отказаться.
Первый замахнулся на него обрезком тяжёлой, крепкой трубы, намереваясь раздробить челюсть. В ту же секунду Рик рванулся вперёд, не позволяя человеку завершить удар. Труба зависла в высшей точке замаха – и грянулась оземь со звоном, вместе с самим мужчиной, что получил крепкий удар локтем в челюсть. Это стало началом для всеобщей драки: тут же на робота бросилось ещё трое. С цепью, с кистетом, с ножом…
Нападающие не были профессионалами, и оттого больше мешали друг другу, чем помогали. Это помогало Рику. Равно как и то, что они совершенно не были готовы к битве с роботом, способного двигаться быстрее кого угодно, а ударом кулака пробить тонкую бетонную стену. Сначала робот занялся теми людьми, что были вооружены ножами: хоть синтекожа и обладала ограниченной способностью к самовосстановлению, стоило всё-таки её обезопасить от потенциальных повреждений. Удар – и первый скрючился, хватаясь за солнечное сплетение. Было бы неплохо его окончательно вывести от игры, но угроза слева имела куда более высокий приоритет. Тяжёлая цепь поднялась вверх, опустилась прямиком на робота, который едва лишь пошатнулся от удара. Это было не пропущенной атакой: пальцы сомкнулись на холодных звеньях, и не успевший выпустить оружие несчастный полетел прямиком на заботливо подставленное колено. Уже три цели утратили метку опасности. Со следующими двумя оказалось чуть проще: неожиданно выгодное положение позволило попросту столкнуть парочку особо озлобленных мужчин с таким треском, будто сам Новый Дамнос раскололся надвое. Сразу стало больше пространства для действий. Рик подхватил с земли трубу, принадлежавшую первому нападавшему и парой ударов по почкам, обезвредил ещё двоих. Остался последний. С трубой пусковой установки за спиной, с пистолетом в дрожащих пальцах.
– Уебу! Уебу, сука!
Хладнокровно робот подошёл к трусу и ударом выбил пистолет из рук мужчины. Тот даже не снял его с предохранителя, а теперь и не снимет: не меньше двадцати шагов отделяло стрелка от его оружия.
– Прочь.
Поле боя осталось за ним. Те из бандитов, что ещё был в состоянии ходить, потихоньку уползали в сторону, а неудачливый владелец пистолета бросил даже реактивную установку, чтобы быстрее бежать. Тут же мозг отдал системам команду: пониженный уровень готовности. Движения вновь стали плавными, человеческими, а грудь под пиджаком чуть шевелилась, обозначая дыхание, нужное роботу лишь для маскировки.

+2

7

Прыжок удался на славу. Игуана мгновенно взлетела на десяток метров, спикировав на стену, цепляясь за неровности, она чуть сползла на железную трубу. Отлично. Теперь самое время бежать наверх.
К сожалению, это было гетто. А всё что сделано в гетто, даже имеющее что-то общее с общепринятым пониманием формы и качества этого чего-то, было сделано из мусора, из нижайшего качества материалов, и это не было предназначено для использования не стандартно. Впрочем, даже стандартно оно бы использоваться не было в состоянии.
Едва Игуана сползла на трубу, как та ужасно заскрипела. Скрип нарастал, и вот вслед за ним труба начала опускаться вниз и в сторону. Из стены вылетели два болта, ржавых настолько, что они даже не вылетели, а рассыпались на куски и ржавый прах. Игуана вдохнула и побежала по трубе, стремительно падающей вниз. Прыжок. Она успела схватиться за проржавевший поручень лестницы и подтянуться. Но, увы, и эти конструкция не была предназначена для перемещения по ней, лестница жалобно сообщила об этом и тоже начала оседать. Бежать по ней было бессмысленно, ибо едва Игуана взяла разбег, как ступеньки под ней начала падать вниз, едва не захватывая её биотики-сапоги. Прыжок!
Ударившись о железку, она сползла вниз, крепко обнимаясь с трубой и собирая на себя ржавчину. К её зеленому цвету добавился насыщенный ржавый, и лицо, наконец, приобрело хоть какой-то иной оттенок кроме бледного. Труба была к ней благосклонна, но не надолго. Едва Игуана спустилась на уровень третьего этажа, как труба дрогнула, оторвалась сверху и начала крениться в сторону, собираясь собой имитировать такой раритет как «дерево». Игуана повисла на руках, содрогнулась, когда труба ударилась концом о соседнее здание, выбив из него несколько кусков старого кирпича, и девушка рухнула вниз, на очередную злосчастную кучу мусора. Или на туже?
Выкатившись из неё, она оказалась как раз в непосредственной близости от разгоревшейся драки. Раз не удалось сбежать, и каждая попытка взобраться наверх встречалась с рядом трудностей и оканчивалась неудачей, то стоит осмотреть земной план побега. Так. Слева оказалась те девчонка с роботом. Робот явно не работал. Хорошо. Впереди потрёпанного вида мужчина добивал последнего преследователя. Кью не будет доволен, но не похоже, чтобы мужчина стремился выбить из этой шпаны дух. Вон, тот с базукой точно живой, трепыхается.
Игуана подскочила к нему, к счастью он лежал не так близко от стремительно двигающегося мужчины. Какая скорость, какая реакция. У неё тоже была реакция, пусть и не такая как у киборгов, но всё же ею она гордилась. А тут.. Она едва успела сорвать с пояса лежащей тушки коробочку, как вся драка закончилась. Девушка выпрямилась, сунула коробочку в свою набедренную сумку, и посмотрела на мужчину, который не выглядел уставшим, но все же дышал с некоторым усилением. Ещё бы. Восемь рыл в одного.
Девушка чуть склонила голову набок и поправила очки.
- Должна выразить благодарность за помощь.
Мимо пополз один из шкетов, и Игуана ловко отпрыгнула в сторону, приземлившись на прочный, к удивлению, бак выступающий из кучки мусора.
- Ползи отсюда, мясное недоразумение. И передай Кью, что в следующий раз сюрпризы должны быть куда интереснее.
Мясное недоразумение что-то злобно прошипел, поперхнулся и пополз интенсивнее. Парочка шкетов, отделавшись легче остальных уже встали на ноги и убежали. Подорвался и главарь, оставив на поле боя своё оружие. А в руках Игуаны ещё и заветную коробочку. Свой рекорд она, увы, уже не побьёт, но маленькая компенсация ей не повредит.
Она вновь повернулась к мужчине. Любопытный он, сильный и выглядит здоровым, хоть одежда сильно потрепана. Откуда он? Беглец? С Верхнего города? Или Среднего? В Нижнем и Гетто так не одеваются, скорее всего, из Среднего. Верхний город своих не выпускает в гетто, живыми.
Под лиловыми линзами движение глаз видно не было, но они быстро скосились в сторону девушки, такой же шкетины, как и эти бандиты. Судя по цивилизованной речи, это чудо было инженерным гением. Не гении к железкам даже не притрагиваются. Однако, и это чудо рвануло защищать территорию, чем помогла, хотя, наверное, и невольно. Игуана не обольщалась на счет жителей гетто, с которыми она общалась крайне редко, видела чаще, но как декорации во время забегов.
- И тебе, мелкая туда же и потом же.
На сим всё. Теперь надо выбираться. Путь к коридору займёт время. Если она успеет до определённого часа, хорошее, не успеет, это будет самый большой провал в её забеге. А ведь ещё надо приберечь заряд, чтобы запрыгнуть в тот тоннель. Внизу раздалось легкое шипение. Пружины были готовы к работе. Игуана отряхнула ржавчину. Надеюсь, в доме найдётся что-то, чтобы оплатить чистку одежды. Ведь ладно ржавчина, запах! Запах не самая лучшая добыча, которую стоит приносить в дом. Видно, придется вечером возвращаться через окно, если мадам не исполнила свою угрозу на активацию автоматических решеток.

+1

8

– Э-э-э, ты кого рукожопой назвал, пиздокрыл!? – не на шутку возмутилась Отвертка, уже готовая с кулаками – а, точнее, одним металлическим кулаком протеза и увесистым разводным ключом в другой руке, – броситься на обидчика, дабы посредством беспорядочных физических увечий доказать его неправоту, однако кандидатов на мордобой и без того уже было предостаточно.
Поэтому «старпера» с его очень «полезными» советами рыжая с удовольствием пропустила вперед, украдкой надеясь на то, что кто-нибудь его подстрелит, а она потом запинает пидрилу так, чтобы от его почек только кашеобразное мессиво осталось. С другой стороны, когда припадок неконтролируемой злости отпустил Отвертку, напоминая об отсутствии ее главного оружия в лице Маруси Прихлоп, девочка справедливо рассудила, что лучше бы кто-то другой разрешил замаячившие проблемы, поскольку совладать с оголтелой вооруженной оравой при помощи одного только энергощита и пистолета, в ее руках стрелявшего куда угодно, но только не с притязаниями на попадание в цель, в одиночку она точно не сможет.
И все же, так просто решить, за кого стоит болеть в наметившейся стычке, Отвертка не могла. Но одно она знала точно: если эти придурки как либо попортят Марусю Прихлоп или ее драгоценные инструменты, щедро – и беспорядочно, – разбросанные по тому месту, где рыжая устроила временную мастерскую, она точно попытается засунуть им включенную паяльную лампу как можно глубже в задницу.
Для нее виноваты были все присутствующие без исключения: уже по той причине, что просто сюда приперлись без всякого приглашения.
«Хуясе он хитровыебанный» – молча прокомментировала рыжая успехи «старпера»на поле боя, в которое превратился кусок обжитой Штекерами территории. Неизвестно, что настораживало ее во всем этом больше: то, что тот в одиночку управляется с таким количеством взрослых людей, толпой уж точно способных «загасить» одного-единственного противника, или то, насколько безрезультатными кажутся их попытки избавиться от внезапного препятствия.
Еще и зеленоволосая какую-то ерунду вытворяла, выглядящую почти, как приступ острого мазохизма.
В определенный момент Отвертка решила, что даже знать не хочет, что за хрень творится у нее на глазах, потому резво зашкерилась за углом здания и напряженно дожидалась финала разборок, держа наготове собственное оружие - так было спокойнее, хоть девочка-инженер и знала, что скорее сама себе отстрелит ногу, чем кому-нибудь другому. Впрочем, сказать, что она испугалась и на фоне этого присмирела – было бы наглой ложью, ведь каждую секунду на уме вертелось лишь одно раздраженное: «Бля, только бы ничего здесь не разнесли, меня же угандошат потом, сука».
В очередной раз выглянув из своего укрытия, по лежащим на земле телам Отвертка сделала вывод, что все закончилось. А еще поняла, насколько обильная злоба скопилась на всех этих идиотов, помешавших ее спокойствию своими выяснениями отношений.
– Я. Просто. Ебала. Вас. В рот. ВСЕХ.
Глубокий вдох, затем – еще один.
Это совершенно не успокаивало, однако помогало Отвертке не забыть, как следует дышать, поскольку с трудом похороненное в себе возмущение произошедшим распирало изнутри настолько, что, казалось, в организме малолетнего инженера не осталось места ни для чего другого, кроме желания стрясти с кого-нибудь сатисфакцию за попорченные нервы. Ах, она бы с удовольствием сейчас посмотрела на то, как рожа одного из тех отморозков – или даже кого-то из двоих оставшихся, – медленно сворачивается в кровавое месиво, сталкиваясь с корпусом Маруси Прихлоп в том количество раз, которое измеряется десятками.
А когда же Отвертке показалось, что, пожалуй, тень спокойствия оказалась достигнута и жажда тотальной аннигаляции всего живого вокруг наконец попустила ее, она, преувеличенно вздохнув перед тем, ретировалась к корпусу вышедшего из строя робота, задумчиво принимаясь разглядывать молчащий антиграв. Так, словно рядом с ней никого и не было. Достать новый в гетто окажется проблематично: ей вообще повезло, что у воспитывавшего ее инженера «АйСиТехнолоджис» завалялась подобная роскошь, выглядевшая так, что Отвертка не сомневалась в ее службе более долгой, нежели прошедший срок.
Надежда оживить антиграв не спешила умирать, однако и уверенности на успех было совсем немного.
– Ну и хули встали? Пиздуйте давайте – одни только проблемы от таких ебанутых, как вы, – равнодушно фыркнула рыжая.
Мазнув понурым взглядом по инструментам, она потянулась к одному их них, решив начать с полноценного вскрытия робота и исследования проводки, подозревая, что Марусю, возможно, всего навсего закоротило.

+1

9

Предсказательные алгоритмы дали совершенно верный прогноз: незнакомка, что так заинтересовала бандитов, не стала рассыпаться в благодарностях или как-либо предлагать возместить хлопоты. Единственным отклонением оказалась на удивление вежливая форма выражения единственной словесной благодарности, но это было мелочью, не заслуживающей особого внимания. Кивком головы Рик дал девушке знать, что её слова были услышаны и приняты, и уже спустя пару секунд та отправилась восвояси. Анализ ситуации показывал, что их встреча в будущем достаточно маловероятно: выглядела она куда более опрятно, чем большинство обитателей этого уровня, что с высокой вероятностью указывало на её отношение к более высоким слоям. Она вполне могла оказаться гостью с Нижнего или даже Среднего уровней – как их называли жители. В памяти робота оставались некоторые данные, касающиеся города, равно как и приблизительные карты – да вот только они устарели где-то на сто лет, что вынуждало их дополнять по ходу дела. До сих пор с этим особых сложностей не возникало. И, в свою очередь, история знает немало случаев, когда старые карты указывали на тайные пути и склады, которые были забыты или заброшены, и потому не были нанесены на карты новые. Именно это удерживало Рика от стирания старых данных, что до сих пор очень плохо стыковались с новой полученной информацией.
А вот что точно не укладывалось в прогнозы, так это реакция девушки-инженера. Если схватка и впечатлила её, то ей достаточно эффективно удавалось это скрывать от робота. В её тоне явно читались равнодушие, раздражение, и, наверное, даже презрение. Вероятность такого исхода казалась достаточно малой, и всё-таки, случилось именно так. Это совпадало с одним из заложенных в позитронный мозг Рика определений слова «забавно», но в данный момент это представлялось достаточно серьёзной проблемой. Если ему не удастся склонить эту девчонку к сотрудничеству, то избиение толпы народу было мало чем оправданно. В качестве компенсирующих факторов выступала агрессия с их стороны, необходимость в самозащите и тот факт, что они намеревались напасть на беззащитного человека. Но и отрицательных аспектов насчитать можно было немало. Во-первых, агрессию спровоцировал он сам, а во-вторых, не казалось похожим, что эти люди хотели девушке смерти. Если бы дело окончилось нанесением побоев без увечий, то тогда возникал вопрос о правомерности действий: избить восемь человек вместо того, чтобы позволить избить одного. Но в этой области прогнозы расходились широко, и распределение вероятностей было весьма и весьма ненадёжным… И, тем не менее, пожелай матерящаяся девчонка принять в итоге его помощь, роботу стало бы легче. Но ладно. У него ещё есть время. Быть может, позже она остынет.
– Я уйду. Но если тебе потребуется человек, способный починить твой антиграв в твоей же мастерской – я вернусь.
Проинформировав железячницу, Рик развернулся и зашагал дальше во тьму гетто, прочь с территории этой банды. Не было возможности с уверенностью предсказать реакцию девушки, особенно учитывая тот факт, что однажды его ожидания не сбылись. Но это отнюдь не помешает ему найти и завербовать других союзников. Если он хочет изменить этого город и оживить этот мир, то начать следует с самых низов, обзаводясь надёжными союзниками на каждом этапе. На это может уйти не один год, но у него есть всё время, которое можно только представить.

+2

10

Ну, вот и всё. Преследователи бежали, задница спасена, утешительный приз получен. К своему сожалению, Игуана, оглядевшись вокруг, поняла, что забежала в незнакомую ей часть трущоб, а значит, выбираться будет сложнее. По земле опасно, по крышам интересно, но так же опасно. Лучше спросить дорогу.
Репликан повернулась к двух обитателям сей улицы. Один такой массивный, сильный, спокойный. Чувствовалось в нём что-то похожее, но что, Игуана не понимала… Может безэмоциональность? Возможно, возможно… А вот в девчонке эмоции так и бурлили. Сразу видно – живой человек. К тому же, еще и местная. Для местного этот бугай не очень походил. Игуана, потянула, ощущая как отдаются болью спина и бока, и обратилась к девке.
- Шкет, в какой стороне сектор Z-013? Для непонятных – там еще такая куча мусора от местной фабрики по пошиву шмоток.
Фабрика там была, на верхнем уровне. И именно между неё и двумя фабриками располагался подъем наверх. Высоко был сей подъем. Раньше он был пожарной лестницей, потом оброс шахтой, которую использовали как черных ход, потом пустили туда кабеля, присоединили вентиляции трёх фабрик, Закрыли решетками, вентиляторами, люками, всё это ржавело, отваливалось, а потом и забылось. Старая лестница торчит ржавыми обрубками вниз, смотрит прямо на мусорную кучу от одной из фабрик, а рядом стоят дома тех счастливчиков, которые работают на фабрике в самом низу. Даже младшие уборщики не в курсе, что они не самое дно в этой конторе. К счастью, мало кто из них в курсе об этом лазе. Идти через «центральные» ходы не хотелось. Охрана Лиры была ещё теми зверьми. Да и зачем идти на прямую, когда можно юркнуть в уютный ход, и вылезти возле фабрики одежды? Заодно посмотреть, нет ли чего новенького… Осторожненько правда, фабрика Лире не принадлежала, и потому новое лицом, не пробегающее мимо, может вызвать вопросы.
- Ну так что, шкет? Поделишься ценной информацией?
Самой искать тоже можно, но а вдруг в следующий раз ей потребуется помощь? А тут уже свои. По крайней мере, хвост сюда точно можно приводить. Встретят.

+1

11

- развернуть -

Персонаж выводится из событий отыгрыша.
Но поскольку он находится фактически у себя дома (то бишь, на территории своей банды, которая очевидно скоро появится на шум) и уже успел послать всех нахрен в последнем отписанном мной посте, можно считать этот момент заключительным относительно времени участия Отвёртки в сюжете.
<3

0

12

Свернутый текст

Псина, моё терпение закончилось. Если ты не выбираешь способ вывода персонажа, его выбираю я.

За его спиной продолжалось действо, но теперь уже меж двумя женщинами. Явно не желая воспринимать тот факт, что малолетняя инженерка отнюдь не горела желанием общаться с кем-либо в данный момент, неудачливая летунья пыталась у неё выяснить какие-то подробности касательно местных ориентиров. И хотя самому роботу не помешали бы подобные знания, по продолжал удаляться восвояси. «Тише едешь – дальше будешь» говорят люди. Позитронному мозгу не нужны пословицы и поговорки, чтобы облечь в них логичный и справедливый вывод, а затем применить его к текущей ситуации.
Дальнейшее пребывание в этой области может не помочь, но наоборот, повредить ему и его целям.
К сожалению, РК-119-бис не внёс в симуляцию ситуации один важный фактор. Он планировал ближайшее будущее исходя из неполадки робота малолетней и её желания вернуть механизму работоспособность. Исходя из того, что, почти наверняка, та без него не справится, и будет вынуждена проглотить и гордыню, и злость. Наверняка бы так всё и вышло, но своими расспросами вторая женщина перегнула палку.
Сзади бахнуло. Громко, хлёстко, но совершенно непохоже не выстрел. Рик развернулся, чтобы увидеть картину, которая наверняка бы согрела душу существу, обладающему не синтетическими, а вполне реальными эмоциями: не в силах более терпеть незваных гостей, мелкая выхватила пистолет и выстрелила… Однако, на её беду патроны были сделаны мелкими бандитами, борющимися за каждую щепотку сверхпороха. Первый патрон, очевидно, оказался заряжен слишком слабо и потому пуля наглухо закупорила ствол. Умелый стрелок бы несомненно определил подобное происшествие, да и его опасность тоже, но только не малолетняя матершинница. И она нажала на курок второй раз, после сего её оружие раскрылось, словно диковинный цветок, рассеивая по всей округе мелкие стальные осколки. Большую их часть приняла на себя рука и грудная клетка кибернетика-самоучки, и сей факт она сейчас констатировала с громкими воплями на половину гетто, а из иссечённой кисти мелкими пульсирующими струйками вытекала кровь.
В подворотнях началось движение. Не было никаких сомнений, что там вполне могут оказаться друзья и товарищи пострадавшей, и объяснить им суть произошедшего будет очень и очень трудно. РК-119-бис перешёл в режим бега, спеша покинуть территорию – и в аккурат перед тем, как отвернуться, заметил, что вторая незнакомка избрала для себя тот же маршрут побега.

0

13

Чтобы пресечь разногласия, эпизод переносится в незавершенные и не учитывается в хронологии из-за нарушения пункта правил 4.4 нашего форума.

0


Вы здесь » Жизнь в Новом Дамносе » Неоконченные эпизоды » That's a robot time!